Сообщения

«Ушел по-казахски». Дмитрий Быков о зависти Путина к отставке Назарбаева

Наш шпион на конкурсе «Лидеры России», волшебная денежная лампа Нурсултана, и роботы бегут с российских заводов

Выборы в России — демократия или нет? Политолог Орешкин против политтехнолога Чадаева

Женщина-праздник Валентина Матвиенко: день рождения за 20 млн и шикарный гардероб спикера Сената

Интервью с БГ, новый клип Animal ДжаZ, две театральные премьеры Вырыпаева. И ни одного упоминания Нурсултана

Мифы об усыновлении. Лекция психолога Ирины Гарбузенко, у которой восемь приемных детей

«Домой уезжайте! Там насилуйте своих баб»: в Якутии начались нападения на мигрантов после изнасилования местной жительницы

Шнуров уходит. Почему — объясняет Александр Невзоров

Леонид Радзиховский: «Путин уйдет в 2024 году. У него ситуация гораздо тяжелее, чем у Назарбаева»

Максим Галкин: «Мечтаю о встрече в верхах — я, Зеленский и Мартиросян от Армении»

Мешки с миллиардами в лесу и мальки-избиратели в Днепре. Киселев — чемпион мира по фейкам. Опять!

«Вы не можете сказать, что это не отмывание денег»: автор расследования о «Тройке Диалог» спорит с Андреем Мовчаном

«Клан остается у власти»: что изменится в Казахстане после отставки Назарбаева и кто придет ему на смену

Президентом не стал, но написал всю перуанскую литературу и получил Нобеля — Дмитрий Быков рассказывает о Марио Варгасе Льоса

«У нас один враг – тот, кто против единой России»: Путин гостит в Крыму

Блокадный ген и служебные люди: кто он — главный советник Путина по науке

Зачем на помощь нефтяникам идут военные, на сколько еще укрепится рубль и так ли нужны России скоростные поезда

Слава Полунин: «Какая разница, какой период жизни вокруг тебя? Ты просто знаешь, что ты любишь и умеешь, и создаешь маленькие оазисы гармонии»

Лигалайз: «После противостояний 90-х у меня здоровая паранойя — я всегда оглядываюсь, не идет ли кто за мной»

Кашин и русский Неверленд: конформист Жванецкий, отец наш Шойгу, Майкл Джексон против чайного гриба

«Воодушевления больше нет». Во сколько России обошелся Крым и чем присоединение обернулось для него

«Сенаторы уже не хотят быть соучастниками»: Людмила Нарусова о голосовании в Совфеде и последствиях законов о фейках и оскорблении власти

Пятилетие Крыма без торжеств. Зачем Путин всегда выбирает самый кризисный вариант?

Стэнфорд и Йель развели по-русски, на работу — через алкорамку, а в тюрьму — ради любимого кота

Ракетообразный духовник «Роскосмоса», верблюды замедленного действия, а Цыганова покидает Кобзонленд

«Путин — бессмысленная политическая фигура, это пахан». Дебаты Владимира Квачкова и Леонида Гозмана

Похороны федеральных каналов, все глупости Плетневой у Познера, коммунисты против Монеточки

Почему «Властелин колец» не соответствовал стандартам, а Дж. Толкину не дали Нобеля

Для вас Майкл Джексон — гений или педофил, спектакль про город мутантов Лжедмитров, и новая ЯАVЬ певицы Елки

Вспомнить все. Можно ли стереть или подменить память, и почему не стоит безоговорочно верить воспоминаниям

Лекция Михаила Кожухова. «Власть, деньги и другие дороги, по которым я не пошел»

Как сегодня живет Заксобрание Петербурга, которое в свое время требовало уволить заммэра Путина

Весеннее обострение. Почему все обсуждают «покушение» на Киркорова по «заказу» Галкина

Арест за «Надгробие Путина»: что известно об арестованных активистах из Набережных Челнов

Леонид Ярмольник: «Сегодня включать телевизор уже почти неприлично»

«Раж контроля вошел в свой апогей»: Наталья Зубаревич о бессмысленной отчетности, новых наказаниях для регионов и невиданной щедрости после протестов

Три «сурка» расследования США о России, две стороны закона об изоляции интернета и одна физическая опасность для режима Путина

Клубок целующихся змей: как выживают Comedy Woman, группа «ВИА Гра» и ученицы закрытых школ для девочек?

Алексей Серебряков: «Тебя вытащили из утробы, ты вздохнул ― все, ты русский. И другим больше никогда не будешь»