Сообщения

За что вручили Нобеля по экономике, чем обернется атака на «Яндекс», и почему «безопасная» экономика не дает результат

Карточная система СССР в первой половине 1930-х годов. Лекция Елены Осокиной

«Контрабандой это считать нельзя». Почему с делом задержанной в Шереметьево израильтянки не все так просто и на кого ее пытаются обменять

Алексей Пивоваров: «Амбиций стать президентом у меня нет, я лучше проголосую за Дудя»

Черная пятница для «Яндекса», новая война в Сирии, и Юлия Юзик — о неделе в тюрьме

Кашин и все наоборот. ФБК не разгромят, мифы о ГРУ помогают Кремлю, а Немцов так и не стал Путиным

Оппозиция сама посадила Голунова, сама избивает митингующих, и тайный куратор Навального из ЦРУ

Медведев провел фактчек самого себя, Елена Малышева стала нацпроектом и в автоматы метро встроят кипятильники

«Мне сказали — забудь навсегда про своих детей, они вырастут без тебя». Юлия Юзик — о причинах задержания в Иране, жестокости в тюрьме и чудесном освобождении

«Эрдоган не пойдет до конца». Чем закончится операция Турции в Сирии, и на чьей стороне Россия

Гонконг не Москва. Михаил Фишман — о том, как события в Китае изменят мировой протест навсегда

Акции «Яндекса» падают. Как власть безуспешно пытается приручить интернет, попутно разрушая IT-бизнес в России

Опять взялись за ФБК. Хроника всесторонней атаки на фонд Навального

«Литтелл — человек, который ищет скандала». Главред Ad Marginem Иванов — о конфликте вокруг романа «Благоволительницы»

Синдром отличника, мамы-манипуляторы и постоянная тревожность: как перфекционизм мешает нашей жизни

В поисках валюты для советской власти. Лекция Елены Осокиной

Пока нет Немзер, выбираем тотемный овощ для Милонова, Невзоров говорит о Нобеле, а Уткин — о том, как мерил платье

«Анахронизм — царская власть Путина, часы тикают против него». Леонид Радзиховский о том, когда президент достанет преемника из рукава, Запад помирится с Россией, а у нас появится свой Зеленский

Арам Габрелянов: «Я не верю в СМИ. Их время ушло»

Fake News заставил Никиту Михалкова извиниться за фейк (он тут же выкатил еще один)

Нацпроекты стали опасными, счета оппозиции блокируют, а предвыборные обещания не выполняют. Сергей Гуриев о том, как вывести экономику и страну из паралича

К чему приведет формула Штайнмайера, против кого военный союз России и Китая, и что осталось от «московского дела»

«Вечерний К»: гибель россиян в Ливии, чеченские парашютисты в Норвегии и кампания против Светланы Прокопьевой

Соловьев доказывает, что он не «Вечерний М», RT — что Алексей Миняйло виновен, а «Россия 1» — что ЧВК «Вагнер» не существует

Больные на голову. Депрессия — хит сезона, истерию лечат через вагину, психи ведут видеоблоги, а шарлатаны снимают сливки

Россия и Китай — навсегда вместе. Правда ли что Москва и Пекин заключили самый тесный военный союз из всех возможных?

Тайные герои Путина. Кому президент вручает звезды Героев, и главное — за какие заслуги

Тупик имени Штайнмайера. Зеленский подписал формулу, которая на бумаге ведет к миру с Россией. Но что она значит на самом деле?

Сколько заработает Чемезов на звезде героя, чиновники — на потопе в Иркутске, и мы все — на подкастах

У них нет своего нижнего белья, их стерилизуют и у них отнимают детей. Как живут женщины в психоневрологических интернатах?

С чего начался «Квартет И», «русская Sia» поет об одиночестве, и главный комедийный сериал года

Что общего у Греты Тунберг и группы t.A.T.u, Карлсон — борец с глобальным потеплением, и говорим про футбол без Невзорова

Московский протест меняет фокус, Путин повторяет роковые ошибки Николая II, и первый за 70 лет раскол внутри РПЦ

«Мы не революционеры и не уличные бойцы с ОМОНом»: Ксения Собчак о «стебе» на свадьбе, неучастии в пикетах, и почему Собянин — лучший преемник Путина

Нобелевская премия, которую не простили в СССР. Дмитрий Быков — о «Докторе Живаго» Бориса Пастернака

«То, что наши власти зовут стабильностью, надо называть болотом»: Евгений Надоршин об истинной цели санкций и «лишних» деньгах ФНБ

Соловьев не спас митинг на Сахарова, друзья Путина опять победили в Европе, а Павел Устинов пришел в студию Дождя

В поисках анти-Путина. Дудь — российский Зеленский, тайные сторонники Навального в элитах и «черные лебеди» сепаратизма

Григорий Остер: «Не все понимают, что сначала исчезает свобода слова, а потом в магазинах нет колбасы»