«Контракт, где самое важное написано в сноске». Колонка Михаила Фишмана о единственном вопросе к Конституции

Россия отпраздновала 25-летие Конституции — Владимиру Путину она очень нравится, и он ее бережет. Именно ее он считает родоначальницей государства — его государства, — и основанием его власти. Россия 1991 года Путину непонятна и неинтересна — это безвременье, постимперский туман, рябь на воде, которая остается после того, как корабль пошел ко дну. Россия 1993 года — это Россия президента, и это самое главное. А слабого или сильного, временного или вечного — тут уж у кого как получится. Путин умеет держать свой руль, и для него российская Конституция — это небесный мандат, индульгенция на все, бумага, в которой написано, как у классика: «То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и во благо государства». По моему приказанию — это значит по воле народа. Если все должно быть по закону, то самое главное должно быть по основному закону. А что тут самое главное? Правильно.
о единственном вопросе к Конституции

Комментарии